PDA

Просмотр полной версии : Логос. Как его зовут на самом деле: Иисус или...?


Андрей Дубин
08.05.2017, 14:24
Автор:"Галилеянка".

Форум6"Бейт-Мидраш".

http://levit1144.ru/forum/20-11931-1


Иоанн 1

В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.(в оригинале конец этого стиха выглядит так:"...и Бог было слово."И это кардинально меняет весь теологический смысл этих стихов.-моё уточнение.)
Оно было в начале у Бога.
Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.
В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков.
И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.
...
И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца.(но Первенец Б-га то есть Израиль,несмотря ни на что."Скажи Фараону: так говорит Господь: Израиль сын Мой, первенец Мой. Я говорю тебе: отпусти сына Моего, чтобы он совершил Мне служение" (Исх. 4.22-23).)

Каждому христианину знакомы эти строки, возглавляющие евангелие от Иоанна. Но каждый ли христианин знает, кто на самом деле этот Слово, или, точнее - Логос?..

"В целом, в рамках египетских представлений выдержаны характеристики великих богов: Осириса — божества влаги и царя мертвых, Исиды — плакальщицы, матери и противницы злого начала, Сета-Тифона — демона пустыни и дурного ветра. Гораздо более скромную роль в реконструкции мифа играют у Плутарха напластования эллинистической эпохи, обнаруживающие влияния, привнесенные культами Диониса и Деметры. Самое крупное заимствование (в целом или в деталях) представляет история Исиды в Библе, близкая фабуле гомеровского гимна Деметре. Очевидно, «биографией» Диониса навеян миф о цивилизаторской миссии Осириса; характер иноземного бога виноделия и плодородия усилил фаллический элемент в культе нильского божества (например, можно предположить позднее происхождение истории о потерянном фаллосе Осириса), а также связь Осириса с умирающим и воскресающим зерном. В основном, в эллинистическую эпоху утвердилась ипостась Исиды-плодородной земли, Исиды-Деметры. Этому аспекту образа великой богини Плутарх уделяет много внимания.

Преобладающей ориентации Плутарха на древнюю египетскую традицию при воссоздании мифа и отдельных деталей культа противостоит характер тех глав, в которых разворачивается богословская интерпретация сказаний и священных реалий. Здесь писатель приступает к делу с позиций издревле присущего грекам религиозного синкретизма: «если некоторых богов люди научились называть египетскими именами недавно, то власть каждого знают и чтят с самого начала» (гл. 66). Подобная установка позволяла и вменяла в заслугу обращение к мнению мудрейших толкователей всех времен и народов. Опираясь на многие авторитеты, Плутарх как бы проводит читателя по восходящим ступеням познания — от все более полных частей истины к ее вершине. Сначала мы узнаем, что Осирис — это Нил, Исида — плодородная земля, а Сет-Тифон — засуха; затем Осирис и Исида толкуются как основополагающие принципы плодородия и упорядоченности, а Тифон — как энергия дисгармонии и разрушения; на более высоком уровне обобщения Осирис и Тифон выступают перед нами в качестве мировых начал Добра и Зла; на последней ступени решается вопрос об основных бытийных сущностях, а здесь Осирис — сверхчувственный творящий логос, Исида — тяготеющая к нему материя. Гор — отпечаток логоса в материи, осязаемый космос, имеющий смешанную идеальную и материальную природу". (Из предисловия переводчика к трактату Плутарха "Об Исиде и Осирисе")

Гор — бог неба, царственности и солнца. Был зачат "чудесным образом", и рождён для того, чтобы выступить естественным мстителем за смерть отца. В то же время он считает себя и единственным законным наследником последнего. Втайне вскормленный и выращенный матерью Исидой в болотах Дельты, Гор идёт, "обутый в белые сандалии", на поединок с Сетом, требуя перед судом богов осуждения обидчика и возвращения наследства Осириса ему, единственному сыну умершего царя. После длительной тяжбы, продолжавшейся по одному варианту мифа восемьдесят лет, Гор признаётся правомочным, "правогласным" наследником Осириса и получает царство.

А теперь, взяв за основу эту информацию (которая является лишь малой толикой от всего объема египетских мифов) проведем, навскидку, параллели с НЗ:

Сет, демон пустыни и дурного ветра. Кто же это? Ну конечно же, всем знакомый Сатана, искушавший Иисуса в пустыне. Теперь понятно, кто именно подразумевался под тем ветром, которым мог повелевать Иисус, укротив бурю на озере. Дьявол в НЗ - вечный противник Бога, олицетворение мирового зла, как Сет, а Бог - олицетворение добра ("Бог есть любовь") как Осирис.

Исида - представлена в христианстве в нескольких ипостасях: Дух святой (кстати, на иврите "он" - женского рода) + Мария-богоматерь = зачавшая Иисуса и, последствии, жена Иисуса - Мария Магдалина.

Осирис - это т.н. "Бог Отец" - "сверхчувственный творящий логос" - Бог творец.

Гор, соответственно, это Иисус - "отпечаток логоса в материи, осязаемый космос, имеющий смешанную идеальную и материальную природу".

Вообще, христианская идея о божественных отце и сыне явно намекает на Осириса и Гора. Это типично языческое представление, не имеющее аналога в иудаизме.

Идеи плодородной земли и посеянного зерна нашли свое отражение в притче о сеятеле (Мтф. 13; Марк 4; Лука 8).

"Между дикими растениями поля Исида отыскала пшеницу и ячмень, научила людей хлебопашеству, а Осирис изобрел хлебопечение". Иисус называет себя "хлебом, сошедшим с небес" (Ин. 6)

Евр. 1 "Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, чрез Которого и веки сотворил. Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси Его и держа все словом силы Своей, совершив Собою очищение грехов наших, воссел одесную (престола) величия на высоте".

Иисус выступает обвинителем мира и, в частности, Иудеев в том, что они, якобы, презрели Отца, подобно Гору, мстящему за Осириса. "Не думайте, что я пришел принести мир на землю; не мир пришел я принести, но меч" (Мтф. 10). На землю пришел разгневанный сын мстить за отца и отправлять всех, неверующих в него - в ад, на вечные муки, без какого-либо права на амнистию.

Иисус родился 25 декабря, как и Гор, сын Исиды.

Иисус - сын верховного Бога, как и Гор.

Иисус зачат чудесным образом, подобно Гору.

Иисус назван "светом во тьме", т.е. солнцем, что параллельно Гору, который являлся богом солнца.

Иисус назван царем, которому Отец завещал царство (Лук. 22), подобно Гору, получившему царство от Осириса.

Иисус назван "единородным сыном" и наследником Бога (Мтф. 11 "Все предано Мне Отцем Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына"; Откр. 3 Иисус победил и сел с Отцом на престоле его), подобно Гору, который являлся единственным законным наследником Осириса.

Иисус победил Сатану (1Кор. 15), так же, как и Гор одержал победу над Сетом.

Иисус умирающий и воскресающий подобен Осирису ("Осириса хоронят, когда скрывается в землю посеянное зерно, и что он воскресает и является вновь, когда начинается произрастание").

Иисус призывал к самооскоплению (Матф. 19), подобно жрецам Осириса, творившим подобное в память о своем боге.

Очевидное совпадение по всем пунктам.

Поскольку христиане пытаются объединить Бога Отца и Сына в одно, то Логос у них - это "Отец, Сын и Дух Святой", но, при этом, именно Иисус считается тем, кто имеет смешанную природу - божественную и материальную. Поэтому, образ Иисуса вобрал в себя атрибуты, присущие как самому Осирису, так и его сыну - Гору.



"У верховного божества Египта, блистательного Озириса, была прекрасная супруга Изида и злобный брат Сет. Сет убил Озириса, разрубил тело брата на сорок частей (мое примеч.: не потому ли Иисус находился в пустыне именно 40 дней?) и разбросал их по всему миру. Верная Изида, обойдя весь свет, собрала все разбросанные части тела любимого супруга, для того, чтобы достойно предать его земле. Не смогла она найти лишь одной, но весьма существенной части – фаллос, без которого муж как бы и не мог в полном смысле считаться мужем. Оплакивая усопшего супруга и свою горькую долю, Изида сидела на берегу моря, не решаясь похоронить Озириса в таком вот недоукомплектованном виде. В эту минуту к ней подплыла рыбка, известная нынешним ихтиологам под названием хромис, или булти (Chromis multicolor), и сообщила безутешной богине, что знает, где находится недостающая часть ее супруга. Проблема была лишь в том, что часть эта покоилась глубоко на дне моря, а принести ее Изиде рыбка не могла, так как рот ее был слишком мал. Тогда Изида сделала так, чтобы рот у рыбки мог увеличиваться до любых размеров. Рыбка нырнула на дно моря и принесла Изиде последнюю, недостающую часть тела Озириса (мое примеч.: вполне вероятно, что история из НЗ о рыбе, во рту которой Петр нашел статир, восходит именно к этому мифу).

После того, как Изида соединила эту часть со всем телом Озириса, он (Озирис, естественно) ожил, после чего убил злобного брата и стал править миром, а впоследствии отправился в подземное царство мертвых, чтобы быть там царем и вершителем судеб умерших. С этим мифом египтяне связывали смену времен года и трактовали приход весны как воскресение Озириса после смерти. В честь этого события древние египтяне устраивали ежегодные праздники. Поздравляя друг друга с праздником, они провозглашали: «Озирис воскрес!». Храмы Изиды, сообщество фанатично поклонявшихся ей жрецов, ежегодные праздники, представляющие собой пышные зрелищные мистерии, апофеозом которых было публичное самооскопление одного из жрецов с бросанием отсеченного фаллоса к подножию статуи богини, после чего оскопленный жрец приобщался к сонму избранных, входил в клерикальную элиту.

Впоследствии, самооскопления были отменены, но не изменилась суть праздника. Народ всегда был жаден до зрелищ. Желая поддерживать интерес паствы, жрецы культа Изиды пытались еще какое-то время проводить торжественные мистерии, посвященные воскресению Озириса. Но, поскольку самооскопления были строго запрещены, жрецы нашли выход, используя вместо «живых» фаллосов их макеты, выпекаемые из теста. Такие фаллические символы в комплекте с вареными яйцами, раскрашенными для привлекательности во все цвета радуги, щедро раздавались пастве в качестве праздничного угощения. Вкусив «тела господня», паства как бы приобщалась к божеству. История любит факты и не терпит политкорректность. Что делать с языческим праздником плодородия, проходившим весной? Куда девать оторванный член Озириса и доставленный во рту рыбкой его жене? Что делать с выпекаемыми в этот праздник древними жрецами фаллическими символами в честь воскресения Озириса? Куда поставить выпекаемый сегодня «пасхальный» кулич, имеющий ту же форму возбужденного мужского члена в состоянии эрекции с белой глазурью на головке, посыпанный семенами?! И не получается ли, что древний праздник плодородия не умер, но жив и здравствует, а Озирис продолжает ежегодно воскресать от принесенного ему недостающего члена, хоть и в форме хлебного изделия?!

Более пяти тысяч лет назад был создан в долине Нила миф о боге, страждущем и умирающем подобно человеку; о боге, в смерти своей над смертью восторжествовавшем и ожившем вновь; о боге, который после своего чудесного воскресения стал повелителем «царства мертвых», властелином «того света». Культ Осириса был близок и понятен простому народу Египта. В нем находил он утешение; в Осирисе, познавшем зло и скорбь жизни, прошедшем сквозь муку смерти, видел он своего защитника и покровителя. Христианство распространялось в Римской империи первоначально среди рабов и бедноты: их привлекал «демократизм» учения Христа, обещание личного спасения, проповедь воскрешения и блаженной жизни после смерти в этом мире. Эти черты христианской религии имеют египетские корни. Глубокая связь мифа о Христе с древнеегипетским мифом об Осирисе появляется во многих обрядах церковных таинств, особенно в таком значительном, как весенний праздник воскресения Христова — пасха. Совершая мистерии в честь чудесного воскрешения Осириса, торжественное шествие египтян отправлялось к Нилу в поисках мертвого тела бога, убитого злобным братом. Естественно, тело Осириса не находили и это означало, что бог-человек воскрес. Крестный ход во время христианской пасхи, также как в Египте десятки столетий назад, отправляется на поиски мертвого тела. И отсутствие этого тела, как и в мистерии Осириса, означает воскресение того, кто «смертью смерть попрал». Об этом чудесном воскрешении радостно извещает хор, возглашая: «Христос воскрес».

В христианской религии отразились представления, связанные и с божественной супругой Осириса — Исидой. В египетской мифологии она предстает прежде всего как женщина-мать, бесконечно любящая своего чудесно рожденного сына Гора (по другой версии легенды, найдя тело Осириса, превратившаяся в соколицу Исида опустилась на труп своего мужа и чудесным образом зачала от него сына Гора). Материнская любовь, чувство глубоко человеческое, понятное всем, олицетворением которого была Исида, сделало ее заступницей всех египетских матерей. Нет ничего удивительного в том, что сложившийся в Египте идеал женщины-матери оказал огромное влияние на иконографию христианской девы Марии, которую обычно изображают с младенцем Христом на руках.



В христианскую иконографию перешли и многие представления египтян о страшном суде. Осирис, так же как и Христос, после чудесного своего воскрешения не возвращается на землю людей, а уходит в мир иной, в царство мертвых. Там царь Осирис правит египетским раем — Полями Даров. В этом раю может воскреснуть каждый египтянин, воскреснуть для вечной жизни в стране, где нет ни бедных, ни богатых, где все равны и счастливы. Но для того чтобы попасть в землю обетованную, в поля блаженных, нужно иметь безгрешное сердце. Душа умершего человека обязана это доказать. Представление о суде царя мертвых Осириса оказало огромное влияние на христианское осмысление страшного суда. Так, для того чтобы узнать, грешно ли сердце человека, боги Анубис и Гор взвешивали сердце его на весах, стоящих в зале, где Осирис творил свой суд над душами. Известно, какое важное значение имели весы правосудия и христианском учении о загробной жизни. Но не только догматами, притчами, понятиями «рая», «ада», «воскрешения из мертвых» или «страшного суда» обязаны античность и средневековье Древнему Египту. (Александр Невзоров)
Прикрепленный файл: 0961589.jpg(95Kb) http://levit1144.ru/_fr/119/0961589.jpg · 2087031.jpg(81Kb) http://levit1144.ru/_fr/119/2087031.jpg

Андрей Дубин
09.05.2017, 18:13
Вот что пишут христиане,почитайте этот бред.


ЛУЧШИЙ ОТВЕТ
Уилл Смит Муслим 7 лет назад
Искусственный Интеллект (171871)
"Скажи Фараону: так говорит Господь: Израиль сын Мой, первенец Мой. Я говорю тебе: отпусти сына Моего, чтобы он совершил Мне служение" (Исх. 4.22-23).Израиль в этом тексте именуется первенцем по отношению к другим народам, от которых он отделен фактом своего избрания, чтобы быть поставленным на совсем иную плоскость и стать единственным носителем божественного наследия, т. е. Царствия. Так же и у ап. Павла Христос "рожден прежде всякой твари" (Кол. 1.15) — иными словами, сотворение вселенной представляет собою только вторичное излияние того же божественного дара, который уже был дан Ему во всей своей единственной полноте. Но Он также и в особенности "Первенец из мертвых" (Кол. 1.18). Это значит, что Своим воскресением Он положил начало тому новому творению, которым мы заново создаемся в Нём, так, чтобы носить в себе сияющий образ небесного Человека. Поэтому в конечном итоге Он — "первородный между многими братьями" (Рим. 8.29). Дело в том, — как и говорит то место Послания к Римлянам, где стоит это последнее выражение, — что быть избранным к принятию звания сына означает в конце предопределение к тому, чтобы облечься в образ Единого только Сына. Со своей стороны, ап. Иоанн более решительно идет до последнего вывода и не допускает называть "Сыном" кого бы то ни было кроме Христа. Его он даже называет именно "Единородным", единственным Рожденным (Ин. 1.4-18; 3.16-18; 1 Ин. 4.9). Нам он дает наименование "детей", что предохраняет единственность прав Сына. Это, еще раз, не мешает ему провозглашать реальность, отнюдь не юридическую, но сущностную, нашего усыновления; как мы уже видели, он говорит: "Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими" (1 Ин. 3.1). И эту реальность он уточняет в следующих затем стихах, заявляя, что когда Он явится, мы будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть. Всё упование Израиля сгущено в этом стихе и освещено ярким светом: видеть Бога, видеть Его лицом к лицу и, видя Его, быть уподобленными Ему. Как мы теперь узнаем, это совершится тогда, когда мы постигнем в "Возлюбленном", что Бог есть Отец и нас самих делает Своими детьми. Об этом последнем эсхатологическом прозрении еще ап. Павел утверждал, что это — та реальность, которую наша вера, хотя пока еще и смутно, может и должна улавливать уже теперь.
"Когда пришла полнота времени, — пишет он Галатам, — Бог послал Сына Своего, Который родился от <женщины>, подчинился Закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А так как вы сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: Авва, Отче! Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа" (Гал. 4.6-7).
Послание к Римлянам говорит в приблизительно тех же выражениях:
"Все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божий. Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, которым мы взываем: Авва, Отче! Сей Самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы дети Божий, а если дети то и наследники Божий, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться" (Рим. 8.14-17).
Эти последние слова указывают на одну сторону в откровении Божиего отцовства, которой нельзя недооценивать: новое рождение, благодаря которому это отцовство распространяется на нас, неизбежно связано с переходом, мучительным как для "Первенца", так и для всего множества его братьев. Здесь как и в уже приведенных нами двух параллельных текстах о Богоусынолении проявляется Святой Дух. Действительно, именно через Него должно совершиться новое рождение — рождение свыше. Указав таким образом на эти муки рождения, через которые старое творение должно пройти, и теперь проходит, чтобы родить новое творение, апостол добавляет:

"И не только (оно) , но и мы сами, имея начаток Духа, мы также в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего" (Рим. 8.23).

http://yandex.ru/clck/jsredir?from=yandex.ru%3Bsearch%2F%3Bweb%3B%3B&text=&etext=1416.dpwO3fGYz4c1iZ-ZxgOjJeKDHbNzKmWAz5Nl8IhwUBVeuPI_higaeppdDfT9crwVx X6Eq4EMx8HTXidfqc8ZTw.ec9abbde1d74f0a5c6858429d220 b7127fff5034&uuid=&state=PEtFfuTeVD5kpHnK9lio9WCnKp0DidhEECQE3IS8xUYj qXrClwByrfDzIjTfgTFOpz4g3aufHqg,&&cst=AiuY0DBWFJ4BWM_uhLTTxKYq_W4aSot03-r_H4Xl4A4NNZqfhYd4zQXt2O7fvQwMmJPZX4doz0sA6Br2K9_M AvVSb-vT0YOjx8tNkehl57suLSlfpQ2p4rAvu-4xVAasuhHN43CHJFzX7Llzx44RghMDnYf56EXZbf9bVyR6UbqN QsSwNHDOcqvn06b9e-8AgA-VCLqQUyFo53gWLdgOxKPf8_xKYI53&data=UlNrNmk5WktYejY4cHFySjRXSWhXR2NiWTFsWW9ZNnhzT EdkcTNlZ25HcThHTWpjYXpVTXpnY3k1RFhMOHRXTWMwLXZ4cVg 2NDlfZURXQmNDeXBiZE5YVG96NExjeE9LYmUwTElvNFB5eTI5R Uw2TmtkR0w4cjc0bGtvQ0ZUemI,&sign=12f5df93fa6ed2c616ec152cf466e7b9&keyno=0&b64e=2&ref=orjY4mGPRjk5boDnW0uvlrrd71vZw9kp87BEbQowJJq-2tzk5thvux2VgyEx8X6ZQRJxmn03zE5tGmMiDWo-Vt1ulr4tQQQKMpflJIBVKdFCZxeH0UkNoldPIKOfoZTMjlKSvl u_yEahosFF6rRN4n4KSI7MKmBPwMkwkdBAmVe1KP0_aBr4HOf1 Ni6IaiAD8VENdyyqIXa2_B3Lx711OKm3Bct_1wDwqYMmG8KIyx mbZYNHNw6kKS1IOrtgHq729IjtNsZMZOXyZB02O3OrVn21xCKD MufVoKYTdIoR0y3BPr33qt6wuA,,&l10n=ru&cts=1494339229157&mc=4.162294909570877